Азия

Собачий фестиваль по-китайски

12 сентября 2014   Автор: Вячеслав Горовец Перейти к статьям автора

На празднике в китайском городе Юлин не хвалятся родословными собак, их умениями и модными стрижками. По старинной традиции, тут «друзей человека»… едят. Да, это может возмущать и шокировать, но возмутительно – это ведь не значит недостойно внимания.

Sobachij festival' v KitaeФото: gladkovsky.livejournal.com

Речь пойдёт о китайской традиции, которая требует несколько более сложных эмоциональных решений, чем банальные чувства отвращения или возмущения, – гастрономические пристрастия к поеданию собак невозможно оценить без глубокого понимания их культурной полноты. Привычка кушать собак для Азии не ограничивается одной лишь Поднебесной. Но если во Вьетнаме на друзей человека редко смотрят без аппетита, а в Южной Корее свои гастрономические пристрастия стыдливо прячут, то китайцы в отношениях с псами отличаются странным, на первый взгляд, дуализмом взглядов. С одной стороны, в Шанхае устраиваются собачьи свадьбы с бюджетом, на который какому-нибудь китайскому подростку нужно пару месяцев подряд самозабвенно крутить болтики в “Айфонах”, с другой, точно таких же собак с поразительным цинизмом отправляют на ресторанные кухни.

Sobachij festival' v Kitae 1Фото: Billy H.C.Kwok

Вы бы вряд ли смогли что-нибудь скушать после прогулки по центральному рынку города Юлин Гуанси-Чжуанского автономного района. Рынки Юго-Восточной Азии вообще слабо располагают к аппетиту своей то ли видимой, то ли кажущейся антисанитарией. А этот в довершение всего отпугивает праздных любопытствующих туристов развешанными по торговым рядам тушками собак, лающими в клетках псами, которым уготовано вскоре повторить судьбу своих собратьев, и невыносимым смрадом сгоревшей собачьей шерсти. Полный цикл производства – от лучшего друга человека до его излюбленного блюда – происходит прямо на глазах у покупателей. Действительно, зрелище не для детей, слабонервных и беременных женщин. Однако это не мешает юлинскому рынку быть настоящей столицей собакоедов всея Поднебесной.

Sobachij festival' v Kitae 2Фото: Billy H.C.Kwok

Весь секрет в том, что вне провинции Гуандун и Гуанси-Чжуанского автономного района, в которых львиную долю населения составляют этнические чжуаны, за такие гастрономические привычки на гурмана могут косо посмотреть. Вот и тянется в Юлин неиссякаемый поток любителей собачатины и торговцев деликатесом со всего Китая. А во время так называемого Собачьего фестиваля, устраиваемого тут каждое лето, он превращается в настоящее цунами. Внешне малопривлекательный город становится без малого центром жизни всего региона: несколько суток во время кулинарного празднества здесь идёт бойкая торговля на центральном рынке и авральная работа поваров в ресторанах, мест в которых всё равно не хватает всем желающим. Ряды столов тянутся прямо от рынка, петляя по узким серым улицам, и за каждым из них разворачивается трапеза.

Sobachij festival' v Kitae 3Фото: Billy H.C.Kwok

“Зачем они это делают?” – китаец с самой распространённой в его стране фамилией Ли выражает обиду и недоумение одновременно. Но эти чувства в нём вызывают отнюдь не любители полакомиться лучшими друзьями человеческими, а активисты движения за права животных, что выступают против. “Мой дед ел собак, мой отец ел собак, теперь мои дети и внуки едят собак, так отчего они хотят запретить мне есть то, что веками ели мои предки?” – у разменявшего седьмой десяток Ли своё мнение относительно роли братьев наших меньших по отношению к человеку. Ему обидно, как за гастрономическое наследие региона, так и за свой кошелёк (рейды зоозащитников зачастую поднимают цены на собачье мясо примерно вдвое).

Sobachij festival' v Kitae 4Фото: Billy H.C.Kwok

У активистов, как водится, своя правда. С продавцами и «гурманами» зоозащитники, разгуливающие между фестивальных столов и торговых рядов юлинского рынка с фотографиями симпатичных пёсиков, могут спорить долго, яростно, иногда и до драки. Ведь за потоком будущего лакомства власти толком не следят, поэтому среди привезённых на фестиваль собак регулярно встречаются породистые псы, которым не повезло быть утерянными или даже украденными. Жажда наживы (как мы уже упоминали, цены на собачачину в дни гастрономического праздника взлетают – за взрослую особь можно выручить полсотни долларов) толкает китайцев не только на воровство чужих домашних питомцев, но и продажу своих. На фоне этого ужасные условия транспортировки живого товара и отсутствие должного санитарного контроля смотрятся невинными шалостями. Но все это, как правило, остаётся за рамками спора противников и сторонников употребления в пищу мяса собак – столкновение происходит по поводу этичности самой гастрономической традиции. И здесь, если отбросить эмоции, аргументы «собакоедов» звучат убедительней.

Sobachij festival' v Kitae 5Фото: Billy H.C.Kwok

Действительно, если копнуть глубже, то традиция есть собак уходит своими корнями в очень и очень отдалённые века. Доподлинно неизвестно, начали ли жители Поднебесной употреблять их в пищу в голодные времена или сразу решили, что такая еда несёт с собой мифический контекст, но она подавалась как нечто особенно изысканное ещё в трактате хороших манер “Ли Цзи” знаменитого философа Конфуция. Рецепты собачей грудинки или собачей же печени с тех пор практически не изменились, как и не исчезла уверенность китайцев в том, что такая пища разогревает кровь, лечит болезни печени, повышает потенцию и вообще благотворно влияет на мужскую составляющую человеческой природы, на тот самый янь. Недаром в императорские времена к каждому рождённому мальчику от двора высылался в дар хорошо откормленный щенок. Не для детских забав, понятно.

Sobachij festival' v Kitae 6Фото: Billy H.C.Kwok

При маньчжурской династии Цин традицию употреблять в пищу собак запретили как варварскую, но это только добавило ей стойкости: блюда из собачьего мяса стали символом борьбы и своеобразным протестом. Позже такая же роль им отводилась в революционном движении гоминьдановцев. А большая концентрация республиканцев была как раз-таки на юге страны. Поэтому, сколь бы отвратительной не казалась эта традиция представителям других культур, и сколь бы не противостояли ей зоозащитники, она останется. Останется недопонятой, но нежно хранимой поколениями людей, которых сложно обвинить в нелюбви к собакам – просто они любят их как-то очень по-своему. Ведь когда мы закусываем сочным стейком, и это кажется чем-то возмутительным и отвратительным многим жителям Индии – это не значит, что мы не любим коров.

Автор: Вячеслав Горовец Перейти к статьям автора

Чтобы оставлять комментарии пользователь должен быть авторизован  
Ни одного комментария не было добавлено